Терапия и психологическое консультирование

Булат Гарипов

Меня зовут Булат Гарипов, мне 45 лет, я занимаюсь терапией. Под терапией (др.-греч. θεραπεία «уход, лечение») понимаю оказание психологической (немедицинской) помощи в формате разговоров. И что, разговоры помогают? Помогают, но не разговоры, а отношения между вами и терапевтом. Раз психика обретает форму в отношениях (семья, например) и если она сформировалась не так, как хотелось бы (там жмет, тут натирает), то и «лечить» ее нужно соответственно.

В психотерапии я уже четырнадцать лет, из них десять — учусь (формально и неформально), а последние несколько лет практикую, подбирая для каждого клиента свою терапию. На апрель 2022 провел более 350 индивидуальных сессий, что дало возможность поразмышлять на тему того какой я, собственно, терапевт.

После трех лет практики понимаю, что терапия работает, а как терапевт я явно сформировался. Работаю в основном с проблемами в отношениях (с партнером, родителями, деньгами, работой), тревогами и страхами, депрессиями, потерей смысла жизни или его поиском, самоопределением.

Пытаясь понять на каком уровне развития в профессии нахожусь, заморочился и, взяв за основу героев комиксов (Халка, Бэтмена, Железного Человека и т.д.), написал серию заметок через призму психоанализа, юнгианского анализа и карт Таро (как символьной системы). Заметки неожиданно для меня получились про развитие личности в целом и моей в частности:

Вообще, я не сразу пришел к профессии психотерапевта. По первому образованию я физик, но много лет работал себе спокойно сначала дизайнером, потом арт-директором, а потом и руководителем собственной дизайн-студии, помогая продвигаться российскому бизнесу на зарубежные рынки.

В 2015 году в своем дизайнерском познавательно-развлекательном резюме я писал:

Тем не менее, курсе на четвертом понял, что физика — это не мое. Что «мое», я тоже пока не знал, но если бы мне сказали: «Булат, через несколько лет ты будешь работать дизайнером», я выразительно посмотрел бы на этого человека о_0 и покрутил пальцем у виска.

Когда я решил стать терапевтом, у меня были похожие чувства. Заниматься терапией я никогда особо не планировал и даже сопротивлялся, но «человека часто приводит к судьбе дорога, по которой он от судьбы убегает»:

Человека часто приводит к судьбе дорога, по которой он от судьбы убегает

От «судьбы» я бегал 10 лет. За это время накопилось более 650 часов разнообразного клиентского опыта в различных форматах с разными терапевтами:

Чтобы как-то все это подытожить и заодно отметить трехлетие работы терапевтом (попутно проверив себя) прошел программу профессиональной переподготовки «Психологическое консультирование и психодиагностика» (620 часов). Дали диплом о профпереподготовке от московского института с государственной лицензией и буквой Ψ на печати.

Диплом

Убедившись таким образом, что с теорией у меня все в порядке, решил проверить свои практические навыки: на начало 2024 прохожу обучение на второй ступени базового курса «Теория и практика гештальт-терапии» (420 часов) в Московском гештальт институте.

Кстати, а почему я не продолжил обучение на гештальт-терапевта сразу после завершения первой ступени? Все просто: на тот момент я не собирался стать терапевтом, учился больше для себя, поэтому решил не продолжать, а открыл свою школу дизайна. За последующие 6 лет, которые я обучал ребят, понял что:

Отзыв дизайнера

Еще я понял, что не только я учил людей, но и они учили меня. Каждый человек появлялся в нужный момент времени и помогал мне разобраться с той или иной проблемой в моей жизни. В книге «Дар психотерапии» Ирвин Ялом пишет следующее:

Я предпочитаю видеть себя и своих пациентов как «попутчиков». Этот термин уничтожает различие, стирает грань между «ними» (страдающими) и «нами» (исцеляющими). Во времена студенчества я склонялся к идее вселечащего терапевта, но по мере того, как я взрослел, создавал тесные, дружеские отношения с коллегами, встречался с пожилыми мэтрами, был призван оказать помощь моим бывшим терапевтам и учителям, а затем и сам стал наставником и старшим товарищем, я был вынужден постигнуть всю мифическую природу этой идеи. Мы все вместе принимаем участие в процессе: здесь нет ни терапевтов, ни людей, которые были бы неуязвимы перед лицом трагедий, просто неотъемлемых для человеческого существования и это мои попутчики.

Действительно, люди, с которыми я общался с начала моей личной терапии — «это мои попутчики». Читая все эти годы различные книги по психотерапии я находил в них себя и ситуации, которые у меня были в отношениях с близкими мне людьми: клиентами, учениками, терапевтами, в терапевтических группах.

Терапия и правда похожа на путешествие. Если представить психику как некую территорию, то у вас за много лет выработались знакомые пути движения по ней, причем они не всегда оптимальны: иногда приходится делать большой крюк, хотя можно срезать или приходится перелезать через стену (если вообще получается перелезть), хотя в этой стене есть дверь, но вы ее просто не замечаете.

Кто-то сидит на вершине небоскреба и вообще никуда не ходит, а у кого-то есть неисследованные области или районы, в которые трудно ходить по каким-то причинам. Бывает и такое, что вообще непонятно куда идти и зачем.

В такой ситуации терапевт выступает опытным гидом-проводником с которым можно пройти туда, куда одному, допустим, идти страшно или вообще кажется, что прохода нет. Вы осваиваете нужные вам направления, а терапевт вас в этом поддерживает.

Монумент

В итоге вы начинаете лучше чувствовать себя, как буквально, так и в смысле ощущения и понимания. Появляются варианты, куда можно пойти и ваше движение определяется уже не только бессознательным. Как вы этим новым опытом воспользуетесь — решать вам.

Терапия же при таком раскладе — про знание своей территории и в этом смысле нельзя стать кем-то другим, кроме того, кем ты являешься на самом деле:

Изменение происходит тогда, когда человек становится тем, кто он есть на самом деле, а не тогда, когда он пытается стать тем, кем он не является. Изменение не происходит через намеренную попытку изменить себя самого или кого-либо, но происходит тогда, когда человек старается быть тем, кто он есть на самом деле – быть полностью вовлеченным в настоящее.

«Парадоксальная теория изменений» Арнольда Бейссера

Проще говоря, себя нельзя изменить, но возможно быть собой.

Предлагаю «путешествовать» дальше вместе, чтобы изучать старые и осваивать новые территории. Записывайтесь на пробную онлайн-сессию: t.me/bulatagram или bulat@findsense.ru