Провел 350 сессий как терапевт

Или 350 часов. Почему часов, а не, например, месяцев? Потому что за год, например, можно принять разное количество клиентов, а количество часов — это как налет у летчиков, более точный показатель.

С другой стороны, число клиентов в день тоже существенный фактор, ведь терапевт работает собой, вовлекаясь психически, поэтому важно не превысить свой эмоциональный предел, чтобы не сгореть. Опытный терапевт принимает, скажем, по 4 клиента в день: час на сессию, час на отдых после нее и вот уже получается 8-часовой рабочий день. У меня же, после 350 проведенных сессий, есть понимание, что уверенно справляюсь с 2 клиентами в день.

Практически все клиенты, неожиданно для меня, оказались долгосрочными, на момент написания этой заметки мы встречаемся с ними больше года в формате еженедельных сессий, не считая одного клиента, который отходил 30 сессий, завершил терапию и вроде доволен. Еще пара человек отходили 4-5 сессий и ушли: одному я не подошел, а второй утверждает, что я ему помог за 4 сессии, маг и волшебник!

Подозрительно

Тут возникает вопрос. Если клиент ходит ко мне долго, то это потому что я хороший психотерапевт или, наоборот, не могу решить его проблему?

В попытке на него ответить можно попробовать опереться на эту долгосрочность, отследить динамику, сделать выводы. Как клиент поменялся за год, например. Но тогда возникает следующий вопрос: что из этих изменений можно записать на свой счет, а что — на клиентский? Непонятно.

Так или иначе, люди задерживаются у меня в терапии и периодически говорят «спасибо» после некоторых сессий. Явно это все как-то работает, причем порой складывается ощущение, что сам меняешься даже больше клиента.

Я, например, неожиданно обнаружил себя в отношениях с клиентами. Странно, наверное, слышать такое от терапевта, ведь большинство проблем, с которыми люди приходят на терапию, так или иначе связаны с отношениями.

Попробую объяснить, но вначале небольшое лирическое отступление.

Пока писал заметку, случайно выяснил, что один из клиентов выложил свои соображения после года терапии со мной. Очень растрогался когда прочитал и тут же попросил разрешение опубликовать выдержки из его поста:

Соображения клиента

Он пишет про то, что терапия — это про отношения и что тоже ничего не понятно:

Соображения клиента

И опять про отношения:

Соображения клиента

Для меня это действительно первый год отношений, такого даже на ключевой для меня терапевтической онлайн-группе не было. А что же было? Преимущественно я и мой монолог (скрин из чата группы):

Отзыв с группы

Этот комментарий интересен двумя моментами:

  1. Много монологов, мало контакта. Да, все так и было. Контакт может случиться, если я делюсь своими эмоциями, чувствами (даже если они плохие). Так я признаю другого человека, признаю, что между нами есть связь, отношения. Говоря иначе, я получаю только то, что даю.

    Выходит, я ничем не делился раньше? Делился конечно, но не напрямую. Например, когда обучал ребят дизайну, все получалось опосредованно, через совместную работу над проектами.

    С прямым же выражением чувств и эмоций у меня всегда были трудности, но, похоже группа действительно мне помогла, раз сейчас у меня отношения с клиентами: они все разные, я со всеми разный и со всеми человеческие отношения.

  2. Отдельного внимания заслуживают «переваривание» и «наблюдение». И то, и другое — важные качества, необходимые для успешной работы терапевтом.

    «Переваривая» переживания клиента, терапевт помогает ему справится с эмоциями и чувствами, которые клиент сам самостоятельно выдержать не может. Терапевт, в отличие от клиента, относится ко всем его чувствам и эмоциям равностно, т.е. «наблюдает» за ними не вовлекаясь, не оценивая, не навешивая ярлыков. Он, фактически, занимает позицию внешнего наблюдателя, пока у клиента не появится свой внутренний и не разовьётся способность к самостоятельному «перевариванию» своих переживаний без разрушения себя и связей с другими людьми.

Получается, у меня есть все данные, чтобы стать хорошим терапевтом? 🤔

No joke

Начало явно положено. Умные слова из книг перестали быть просто словами: видишь, что вот тут у клиента сопротивление, там перенос, а здесь проективная идентификация чувствуется. Появилось понимание как со всем этим обходиться. Но неизбежно возвращаешься к вопросу из начала заметки: чей вклад больше — твой или клиента?

Например, один из моих клиентов насколько самостоятельный, что практически ничего не нужно делать, лишь касаться его время от времени, задавая нужное направление. Другой клиент словно сошел со страниц учебника, но это не дает ровным счетом ничего, приходится придумывать, как выстраивать терапию. Что с клиентом происходит — «понятно» (на самом деле нет), но что делать — непонятно. Бывает и наоборот: вроде ничего не понятно, но терапия каким-то магическим путем идет.

В общем, можно крутить по-всякому, смотреть и со своей стороны и с клиентской, но главное, что объединяет всех клиентов — их индивидуальность. С каждым приходится говорить на его языке и именно это я имел в виду, когда отмечал выше, что со всеми клиентами разный. Ялом в книге «Дар психотерапии» пишет, что для каждого клиента необходимо подбирать «новую терапию», которая учитывает его уникальную историю.

А ведь еще есть разные школы! Некоторым клиентам лучше подходит психоанализ, кому-то юнгианская психология, иногда гештальт-метод, а порой и КПТ. Получается эту новую терапию нужно придумывать в рамках направления, что накладывает отдельные ограничения.

Терапевтические направления

Выходит, для каждого клиента нужно изобретать свою терапию и (в идеале) не ограничиваться при этом рамками подхода? Я уже размышлял на эту тему в 2016 году, на примере дизайна, но суть не сильно изменится, если поменять дизайнера на терапевта, а категории — на терапевтические направления:

Однако дизайнер, который находится «на уровне инструментов и трендов», ими же и ограничен. Он не в состоянии понять сути своей работы.

Некоторые, правда, двигаются дальше и начинают мыслить категориями: «вот он делает сайты, парень слева — придумывает логотипы и фирменные стили, ну а я занимаюсь полиграфическим дизайном». Безусловно, в каждом из направлений есть своя специфика, но она вновь становится ограничителем.

Если же дизайнер оперирует не инструментами и категориями, а принципами, методами и приемами, то он переходит на совершенно иной уровень. Специфика проекта уже не имеет значения, дизайнер свободен в своем выборе действий или инструмента.

Такой подход позволял мне эффективно работать в различных направлениях дизайна и залезать в соседние области: арт-директорство, программирование, руководство студией, управление проектами. Судя по тому, что успешно занимался этим 16 лет, он имеет право на жизнь.

Сработает ли этот вариант в терапии? Не думаю. Терапевт тоже человек, работает собой и ему, как и клиентам, подходит свое направление. Однако можно и нужно использовать приемы из соседних.

Например, моя личная терапия началась с гештальта. Как сейчас понимаю, психодинамический подход на тот момент я бы просто не выдержал, хотя особенности моей психики лучше описывает язык юнгианцев. Основные же ответы на свои вопросы я вообще нашел в «Божественной комедии» Данте, когда она буквально свалилась на голову одной из участниц терапевтической группы (такая вот групповая динамика!).

Божественная комедия Данте
Та самая книга

Так что придется непрерывно учиться (несмотря на мой более чем 10-летний бэкграунд в этой области), искать для каждого клиента свою терапию, то, что работает. В этом смысле я одинаково люблю и юнгианский анализ и психоанализ и гештальт, но это не значит, что с любым клиентом можно найти общий язык, с кем то общение может и не сложиться. Как это узнать? Похоже, только на практике и вариант тут только один: начать эту практику, придя на пробную встречу со мной.

Терапия